Пари, которое невозможно выиграть

Наверняка Вы читали книгу Джеймса Крюса «Тим Талер, или Проданный смех» или хотя бы смотрели фильм. Мальчик отдал свой смех барону в обмен на способность выигрывать любое пари, о чём позже пожалел. Вернуть себе возможность смеяться Тим мог только в том случае, если барон кому-нибудь проговорится о своём контракте либо если Тим с кем-нибудь заключит пари, которое невозможно выиграть. При этом Тим сам не должен проговориться.

Всё время Тим был занят попытками решить эту головоломку: [Spoiler (click to open)]
Наконец Тим подошел так близко, что смог подслушать разговор, который они вели между собой полушепотом.
— ...просто курам на смех! — шипел барон. — Уж не хотите ли вы меня уверить, что истратили все деньги, которые принесли вам акции?
— Как только вы передали мне акции, они сразу стали падать... С молниеносной быстротой, — спокойно заметил Крешимир.
— Согласен! — Барон рассмеялся купленным смехом. — Акции упали, потому что я пользуюсь некоторым влиянием на бирже. Но четверть миллиона, по моим расчетам, у вас все-таки должно было остаться.
— Эту четверть миллиона я внес в банк, который сразу затем лопнул, барон!
— Такое уж ваше счастье! — Барон снова рассмеялся. Тим почувствовал, что по спине у него бегают мурашки. Он готов был броситься на барона.
И все-таки у него хватило ума понять, что он должен во что бы то ни стало дослушать разговор до конца.
— Даже если вам пришлось снова начать работать, — сказал теперь барон, — это еще не причина наниматься именно на этот пароход, чтобы оказаться вместе с мальчиком.
На этот раз рассмеялся Крешимир.
— Никто не может мне этого запретить! — крикнул он.
— Тише! — зашипел Треч. Крешимир продолжал вполголоса:
— Я продал вам свои глаза и получил взамен ваши — колючие, рыбьи. За это вы передали мне акции стоимостью в один миллион. Ни одна копейка из этого миллиона не попала в мой карман. Вы перехитрили меня. Но на этот раз я перехитрю вас, барон. Я дважды видел вас с мальчиком на ипподроме. Я следил за ним и установил, что после этого мальчик стал регулярно выигрывать на скачках. А затем я установил, что малыш стал мрачен и угрюм, словно больной одинокий старик.
Когда Тим услышал эти слова, сердце его заколотилось так, будто хотело выскочить, но он не шелохнулся.
Крешимир продолжал:
— Я все равно выведу вас на чистую воду! Я доищусь, что за сделку вы заключили с мальчиком, барон! Я наблюдаю за ним уже четвертый год, и мне стоило немалого труда устроиться стюардом на этот пароход. А теперь...
— А теперь, — перебил барон Крешимира, — я снова предлагаю вам миллион. Наличными. Задаток прямо сейчас!
— На этот раз, барон, преимущество на моей стороне! — Крешимир говорил медленно, словно что-то обдумывая. — То, что мне известно, я могу использовать по-разному: потребовать назад мои глаза, принять от вас миллион или же, наконец, — и это было бы, пожалуй, совсем не так плохо — могу заставить вас расторгнуть контракт с мальчиком, каков бы ни был этот контракт.
Тим в темноте кусал свой кулак, боясь застонать.
Несколько минут на палубе царило молчание. Потом снова раздался голос барона:
— Моя сделка с мальчиком вас не касается. Но если вы так уж дорожите вашими старыми глазами, я готов, пожалуй, на известных условиях...
Крешимир, тяжело дыша, перебил его:
— Да, барон, я дорожу моими старыми глазами. Я дорожу моими старыми, простодушными, глупыми, добрыми глазами больше, чем всеми богатствами в мире. Хотя вам никогда этого не понять!
— Мне этого никогда не понять, — подтвердил голос барона. — И все-таки я согласен на известных условиях расторгнуть нашу сделку. Будьте любезны, взгляните, пожалуйста, на свое лицо вот в это зеркальце!
За этими словами наступила напряженная тишина. Тим обливался холодным потом — и от волнения, и оттого, что старался ни единым шорохом не выдать своего присутствия.
Наконец он услышал, как Крешимир тихо сказал:
— Вот они и опять мои!
— А теперь послушайте мое условие, — сказал барон, Но Тим больше ничего не стал слушать. У Крешимира снова были его глаза! А он, Тим, слышал сейчас так близко свой смех, что, казалось, до него можно дотянуться рукой... Больше он не мог сдерживаться. Он бросился к шлюпке и крикнул:
— Отдайте мне мой...
Но тут он попал ногой в петлю каната, споткнулся, стукнулся головой об острый нос шлюпки и без сознания грохнулся на палубу.

*****

Когда Тим проснулся, корабль качало; за толстым стеклом иллюминатора, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз, танцевала звезда — сердито рдеющий Марс. Тим лежал на верхней койке каюты, в которой спал вместе со стюардом. Над Атлантическим океаном брезжил серый рассвет.
В каюте кто-то возился. Тим повернул голову. Это был Крешимир. В эту минуту он тоже повернул голову. При слабом свете лампочки, горевшей над койкой Крешимира, взгляды их встретились. У стюарда были добрые карие глаза.
— Ну, малыш, как ты себя чувствуешь? — ласково спросил он. Тим еще не совсем проснулся Он никак не мог вспомнить, как он здесь очутился. И этот Крешимир, который сейчас его о чем-то спрашивал, был совсем другой, чем тот, которому он помогал вчера вечером в салоне-ресторане. Этот Крешимир был куда спокойнее, мягче, добрее. Стюард подошел поближе к койке Тима.
— Тебе лучше, малыш?
Теперь в памяти Тима постепенно стали всплывать события вчерашнего вечера. Голоса за дверью камбуза, разговор за шлюпкой, его собственный крик...
— Где барон? — спросил он.
— Этого я не знаю, Тим. На корабле его, во всяком случае, уже нет. Скажи мне только одно; ты вчера вечером подслушивал? Мальчик кивнул:
— Я рад, господин Крешимир, что вы вернули свои глаза.
— А ты, Тим? Что бы ты хотел получить назад от барона?
— Мой... — Тим запнулся. Он вспомнил про контракт и крепко сжал губы.
И тут Крешимир хлопнул себя ладонью по лбу.
— Как же это я сразу не догадался! — воскликнул он. — Этот почтенный мошенник хохотал, как маленький мальчик! Ведь я чувствовал: что-то тут вроде не так — не подходит. Теперь я знаю, что это было: его смех! Вернее... — Крешимир поглядел прямо в глаза Тиму, — вернее, твой смех.
— Я этого не говорил! — крикнул Тим. — Неужели я... вчера вечером это крикнул?..
— Нет, Тим, ты не успел крикнуть. И в этом, наверное, твое счастье. Ведь я знаю параграфы о молчании в контрактах господина барона. Ты ничего не сказал.
Но Тим все равно не мог успокоиться. Ему необходимо было сию же минуту проверить, действителен ли еще контракт. Надо было срочно поспорить с Крешимиром. О чем-нибудь совершенно невероятном.

*****

В течение всех этих часов Тим перебирал в уме самые невероятные пари. Пари, которое он теперь заключит, будет настолько нелепым и неисполнимым, что он проиграет его во что бы то ни стало. Барон нагнал на него страху — ну что ж! Пусть-ка теперь у него самого от страха поджилки трясутся! Однако, сколько Тим ни думал, он не мог выдумать такого пари, которое было бы не по плечу барону. Ну, предположим, Тим поспорит, что лесной орех больше кокосового. Во-первых, какой дурак согласится об этом спорить. И потом, вполне возможно, что Треч уж разыщет такое местечко на земле, где лесные орехи и вправду больше кокосовых, да еще позаботится, чтобы их корабль туда причалил. И Тим отбрасывал это пари так же, как многие другие, придуманные в эту ночь. Случай с трамваем, в котором он ехал на вокзал с господином Рикертом, то и дело приходил ему в голову.
"А что, если выдумать что-нибудь такое, — подумал он вдруг, — чтобы нельзя было сослаться на оборванный провод? Что, если заставить эту громоздкую железную махину, называемую трамваем, оторваться от рельсов и взлететь в воздух? Ведь трамвай все-таки не ласточка. А Треч, при всех своих дьявольских возможностях, все же не чародей!"
Тиму показалось, что он нашел ахиллесову пяту барона. Он приподнялся на локтях и сказал:
— Рулевой, знаете, в Генуе есть летающие трамваи!
— Ложись-ка и спи! — ответил Джонни, не особенно удивившись. — Опять тебе что-то примерещилось.
— Нет, рулевой, я вовсе не сплю. И это совершенно точно: в Генуе есть летающие трамваи. Давайте спорить на бутылку рома!
— Ерунда! — сказал Джонни. — Выдумки! Кроме того, мне не совсем ясно, откуда ты возьмешь деньги на бутылку рома.
— Бутылка лежит у меня в рюкзаке, — соврал Тим. — Ну так как, спорим?
Джонни повернулся к нему лицом:
— Даже если бы ты спорил со мной на миллион, я все равно бы в это не поверил. Слишком уж хорошо я знаю и Геную и трамваи!
— В таком случае вы можете спорить безо всякого риска. Бутылка рома — ведь это для рулевого просто клад!
— Даешь мне честное слово, что, если я с тобой поспорю, ты тут же уляжешься и закроешь глаза?
— Честное слово! — крикнул Тим.
Тогда рулевой протянул ему руку и сказал:
— Если в Генуе...
Он запнулся, потому что в этот момент что-то пронеслось мимо окошка штурвальной рубки, стукнувшись на лету о стекло. Но, видно, так — какой-то пустяк, Джонни не обратил на это никакого внимания. Он повторил:
— ...если я увижу в Генуе хоть один летающий трамвай, я проиграл пари и ты получишь бутылку рома. А если не увижу ни одного, значит, бутылка в твоем рюкзаке — моя. Ну вот, а теперь будь-ка любезен лечь. Через три часа тебе выходить на работу.
На этот раз Тим и вправду уснул. Ему снилось, что он слышит во сне свой собственный смех. И в этот смех врывалось дребезжание трамвая, который проносился над его головой прямо по небу. Когда рулевой Джонни разбудил Тима на рассвете, в ушах его все еще дребезжало. И от этого звука ему было как-то не по себе.

*****

Тим хоть и не без тревоги думал о Генуе, в то же время никак не мог дождаться, когда вдали покажутся очертания города.
Однако прошло еще немало дней, прежде чем пароход "Дельфин" вошел в генуэзскую гавань. Было это в ясный, сияющий голубизной полдень. Тим под каким-то предлогом забежал в штурвальную рубку и теперь стоял рядом с Джонни, глядя на приближающийся город; на нем были брюки в черно-белую клетку и фартук из грубого серого полотна, который дал ему надеть кок Энрико, пока он чистит картошку.
Дома на улицах Генуи были уже хорошо видны. Можно было различить даже автобусы и автомобили. С каждой минутой видимость становилась все лучше и лучше.
Вдруг у Джонни вырвался возглас изумления — что-то среднее между клекотом и рычанием. Тим удивленно взглянул на него: рулевой зажмурился, потом осторожно открыл глаза, но только затем, чтобы тут же опять зажмуриться. Наконец он снова широко раскрыл глаза и сказал медленно, почти торжественно:
— Я схожу с ума!
Тим начинал понимать, в чем дело. У него пересохло в горле. Но он не осмеливался перевести взгляд на город. Он все еще не сводил глаз с рулевого.
Теперь и Джонни взглянул на Тима и, качая головой, сказал:
— Ты был прав, Тим, в Генуе есть летающие трамваи. Ты выиграл пари.
Тим сглотнул слюну. Какой смысл отводить глаза? Придется это увидеть. Он повернул голову и стал смотреть вдаль — на город. Там на одной из улиц между домами летел по воздуху трамвай — самый настоящий трамвай: его было очень хорошо видно.
Но вдруг под колесами трамвая оказались рельсы и твердая мостовая из булыжника. Трамвай теперь уже больше не летел, а катил по рельсам вдоль по улице.
— Это был просто мираж! — почти с восторгом крикнул Тим. — Я проиграл!
— Ты словно рад, что проиграл! — удивленно сказал Джонни. И Тим понял, что допустил ошибку. Но раньше чем он успел поправиться, Джонни продолжал:
— И все-таки ты выиграл спор, Тим. Ведь мы спорили о том, увидим ли мы в Генуе хоть один летающий трамвай, а не о том, есть ли они там на самом деле. А видеть — мы его видели, во всяком случае — я. Тут уж никаких сомнений быть не может.
— Так, значит, я все-таки выиграл? Вот хорошо! — сказал Тим. На сей раз он постарался произнести это с радостью. Но голос его был хриплым, и никакой радости в нем не чувствовалось. К счастью, в эту минуту Джонни был занят своим рулем.
— И как толь, ко тебе пришло в голову заключить такое дурацкое пари? — спросил он Тима через плечо. — Тебе что, часто так везет в спорах?
— Да. Я еще ни разу в жизни не проиграл ни одного пари, — равнодушно ответил Тим. — Я выигрываю любое. Рулевой пристально взглянул на него:
— Только не воображай чересчур много, паренек! Есть такие пари, выиграть которые просто невозможно.
— Например? — взволнованно спросил Тим. — Назовите мне хоть одно!


Однако, всё закончилось неожиданно: [Spoiler (click to open)]
Джонни поставил Тима на землю и свистнул. Где-то поблизости раздался ответный свист.
— Тут же исполняй, что скажет Крешимир! — шепнул Джонни.
Из темноты вынырнули две фигуры: Крешимир и господин Рикерт.
— Давай руку, Тим! Держи со мной пари, что ты получишь назад свой смех. Быстрее! — Это был родной голос — голос Крешимира. Тим в смятении протянул ему руку.
— Держу пари...
— Стой! — раздалось на самом верху лестницы. — Стой!
Но никого не было видно. Крешимир сказал спокойно и твердо:
— Держу пари, что ты никогда не получишь назад свои смех, Тим! На один грош!
— А я держу пари...
— Стой! — снова донеслось сверху.
— Не слушай, продолжай! — шепнул Джонни.
— А я держу пари, Крешимир, что верну назад мой смех! На один грош!
Джонни разнял руки спорящих. И вдруг наступила зловещая тишина. Тим заключил пари, как ему подсказали, но он все еще не понимал, что случилось. Он стоял растерянный и онемевший. Три дорогих лица, едва освещенные светом далекого фонаря, были обращены к нему с выражением ожидания. Его же лицо находилось в тени, только кусочек лба белым пятнышком светился в темноте.
Господин Рикерт не сводил взгляда с этого бледного лба. Он уже видел однажды лицо Тима, освещенное точно так же. Во время спектакля, кукольного театра — в задней комнате трактира, в нескольких шагах от которого они сейчас стояли. "Так человек природой награжден: когда смешно, смеяться может он!" О, неужели он может наконец смеяться?.." — с тревогой и надеждой думал господин Рикерт.
И Крешимир, и Джонни тоже не отрывали глаз от освещенного лба Тима — единственного пятнышка на его лице, белевшего в темноте.
Тим стоял, опустив глаза в землю. И все-таки он чувствовал на себе эти спрашивающие взгляды. У него было смутное чувство, будто что-то должно сейчас подняться в нем, выйти из неволи, что-то тихое, легкое, свободное, словно птица, словно щебет ласточки, рвущийся на простор. Но сам Тим был как бы еще слишком тяжел для этого, и он чувствовал себя беспомощным. Да, он услышал их, эти переливы с веселым, захлебывающимся смешком на конце. Но он словно все еще не владел своим прежним смехом: скорее это смех овладел им. Теперь, когда наступил долгожданный, выстраданный за долгие годы миг, Тим почувствовал, что сам он еще к нему не готов. Нет, он не смеялся — его сотрясал смех. Пришел час его счастья, а он... он был отдан на произвол этому счастью. Тогда, в кукольном театре, он заметил, как внешне, мимикой и движениями, смех похож на плач. Теперь ему казалось, что смех и плач — это почти одно и то же: он плакал и смеялся одновременно. Слезы катились по его щекам; он бессильно опустил руки; он даже не смотрел на своих друзей. У него было такое чувство, словно он рождается заново.
И тут произошло нечто удивительное: Тим увидел сквозь слезы, застилавшие ему глаза, три светлых лица, приблизившиеся к его лицу, и вдруг почувствовал, что настоящее смещалось с прошлым. Он снова был маленьким мальчиком и стоял перед окошком кассы на ипподроме: он выиграл деньги, очень много денег. Он плакал от счастья, что выиграл, и от горя, что отец его умер и уже никогда больше не разделит с ним его счастья. И тогда он услышал скрипучий, гортанный голос: "Э, парень, кому привалило такое счастье, тому уж хныкать не след..."
Тим поднял глаза. Из какого-то уголка его памяти должен был сейчас возникнуть человек с помятым лицом и в помятом костюме. Но образ этого человека то и дело расплывался. Вместо него перед глазами Тима вставал другой образ: живой, огромный Джонни. И когда он увидел рулевого Джонни, к нему снова вернулось настоящее: ночь перед трактиром в Овельгене, свет на лестнице, ведущей вверх, в темноту, и трое друзей, — на их лицах, казалось, вот-вот проступит нерешительная улыбка.
Его возвращенный смех был словно буря. А теперь наступило затишье, буря улеглась. Тим снова почувствовал власть над своим смехом. Он вытер рукой слезы и спокойно спросил:
— Помните, господин Рикерт, что я обещал вам, когда уезжал из Гамбурга?
— Нет, Тим.
— Я сказал: когда я вернусь, я буду смеяться. И теперь я смеюсь, господин Рикерт! Я смеюсь, Крешимир! Джонни, я смеюсь! Только... — переливы со счастливым, захлебывающимся смешком помешали ему говорить, — только я сам не пойму, как это случилось...
Друзья Тима, начинавшие уже бояться, как бы он не потерял от счастья рассудок, очень обрадовались, что он снова говорит так разумно.
— Ты давно уже мог бы смеяться, — улыбаясь, сказал Крешимир.
— Не понимаю.
— Ну-ка повтори, какое пари ты со мной заключил, Тим?
— Я поспорил с тобой, что получу назад свой смех.
— Верно. Что должно было случиться, если бы ты выиграл?
— Я получил бы назад мой смех. И я правда его получил!
— Но ты получил бы его и в том случае, если бы проиграл, Тим!
И тут Тима осенило. Он со смехом ударил себя по лбу и крикнул:
— Ну конечно! Ведь проигранное пари должно было вернуть мне мой смех. Значит, я мог поспорить с любым человеком, что получу мой смех назад! И все равно — проиграл бы я или выиграл — мой смех вернулся бы ко мне!
— Нет, парень, — сказал Джонни, — не так-то уж все это просто. Ты никак не мог бы поспорить с первым попавшимся человеком. Ведь тогда бы ты выдал себя, сказав, что твой смех тебе не принадлежит. А этого сделать ты не мог. Спорить можно было только с тем, кто сам догадался про твой контракт с Тречем.
— Со мной, — добавил Крешимир, — дело было верное! Успех был обеспечен!
Теперь, когда к Тиму снова вернулся смех и он словно выздоровел, он понял вдруг, как все это было просто. А он-то в смятении и отчаянии столько лет пробирался окольными путями, вместо того чтобы выйти на прямую дорогу! Он-то разрабатывал запутанные планы, в которых ворочал акциями и миллионами! А смех, оказывается, можно было вернуть назад куда более легким способом, и стоило это дешевле, чем сто граммов маргарина, — всего один грош.
Значит, так дешев смех, если считать на деньги. Но настоящую его цену не измерить никакими миллионами. "Смех, — сказал тогда Селек Бай, — это не маргарин, не товар для купли-продажи... Смехом не торгуют. Его можно только заслужить".


Легко давать советы, когда дочитал книгу до счастливого конца. До самого последнего момента Тим был скован страхом, что что-нибудь сделает не так и потеряет свой смех уже навсегда.

А всё-таки, смогли бы Вы придумать пари, которое принципиально невозможно выиграть, даже если будет подыгрывать сам чёрт? Или найти другой способ «сломать систему»?

О сайтах горячих дебатов (споров, дискуссий) в СМИ

В телепередачах


В программе «Свойства обозревателя», вышедшей 29 апреля 2009 года на спутниковом телеканале «Эксперт-ТВ», рассказали о сайте холиваров и о других новинках Интернета:



Ссылки для сохранения: mp4 | mp3 | аннотация выпуска


В седьмом выпуске программы «Телепорт», вышедшей на телеканале «MTV» в мае 2009-го года рассказали о старожиле Рунета — проекте «Любовь и Ненависть», которому тогда стукнуло одиннадцать лет, и о новичке — сайте холиваров:



Ссылки для сохранения: mp4 | аннотация выпуска


В подкастах


В четвёртом выпуске аналитической программы «Рунетология», вышедшей 17 мая 2009 года, Андрей Рябых, также известный как «интернет-буржуй», рассказал в том числе и о сайте холиваров. Прослушать подкаст можно на оригинальном сайте: http://runetologia.podfm.ru/32


В 78-м выпуске программы PodШтучки, вышедшей 18 мая 2009 года, рассказали аж о трёх сайтах, посвящённых спорам: pospo.ru, sporshiki.ru, holywars.ru. К сожалению, запись не сохранилась, хотя упоминание о ней до сих пор висит на сайте: http://podshtuchki.podfm.ru/34 Поиск записи результатов не дал.


В бумажных и в электронных журналах


Статья «Кит или слон» журнала «Итоги», опубликованная 29 июня 2009 года в выпуске №27 (681), была посвящена сайту холиваров: http://www.itogi.ru/hitech-internet/2009/27/141670.html


«Санкт-Петербургские ведомости» в рубрике «Виртуальная прогулка» выпуска №120, вышедшего 3 июля 2009 года, рассказали о трёх сайтах для спорщиков: sporshiki.ru, pospo.ru и holywars.ru. Полный текст статьи доступен на оригинальном сайте: http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10259390@SV_Articles


О тех же трёх сервисах рассказал электронный журнал «Интернетно» в статье «Битвы до онлайновой крови: 3 сервиса для спорщиков»: http://internetno.net/category/obzoryi/holy-wars/


Электронный журнал «Руформатор» рассказал о сайте холиваров и о сайте любви и ненависти в статье «Священная война за минуту»: http://ruformator.ru/blog/43134287776/Svyaschennaya-voyna-za-minutu


Сервисы holywars.ru и sparlike.ru попали в список известных стартапов апреля 2009-го года: http://startuppoint.ru/blog/startups-of-the-month/1779.html


Что это за сайты?


Старожил Рунета с забавным названием «Любовь и Ненависть», появившийся аж в 1998 году, предназначен для того, чтобы оставить своё мнение («любовь» или «ненависть» к упомянутому в заголовке персонажу или явлению) и уйти, либо для того, чтобы посмотреть мнения других. К сожалению, сайт почти не развивался.


Проект «Поспо.рю» (pospo.ru) по задумке аналогичен проекту Холиварс.ру (holywars.ru) и отличался от него в основном дизайном, но, к сожалению, появившись почти одновременно с сайтом холиваров, просуществовал только два года. На память о нём осталась заметка: http://startupster.ru/posporu-sporyi-i-preniya-onlayn/


Проект с многообещающим названием «Троллим» (trollim.ru) не просуществовал и года.


Трудно сказать, что представляли собой сайты «Спорщики» (sporshiki.ru) и sporing.ru, потому что они закрылись в 2007 году. Пришедший им на замену «Спарлайк» (sparlike.ru) протянул всего два года. Сейчас про эти проекты известно только то, что они предполагали серьёзное судейство и услуги по разрешению пари.


Было ещё несколько многообещающих проектов, обсуждавшихся на популярном сервисе Хабрахабр, но им тоже не удалось развернуться в полную силу.


На момент написания статьи сервисы «Любовь и Ненависть» и «Холиварс.ру» пережили не только своих конкурентов, но и телеканал «Эксперт-ТВ» и журнал «Итоги».


А Вам известны аналогичные проекты и какой из них (по Вашему мнению) наиболее перспективен?

Срезал. Рассказ Василия Шукшина

Хороший рассказ о том, что сейчас в сети принято называть троллингом.

Полный текст рассказа: Читать дальше...Collapse )

А для тех, кому лень читать, Гоблин подготовил аудиокнигу:

Ссылки для сохранения: яндекс.диск | youtube | itunes

В продолжение темы об искусстве демагогии...

Оригинал взят у red_ptero в В продолжение темы об искусстве демагогии...
За наводку спасибо keleg

Демагогия: опыт классификации
Б. КАЦЕНЕЛЕНБАУМ, доктор физико-математических наук

За много столетий существования этого термина содержание его неоднократно менялось, Например, в Советском энциклопедическом словаре 1985 года издания в его определении участвуют слова «обман», «малосознательные массы» и так далее. Мы будем понимать под демагогией совокупность методов, позволяющих создать впечатление правоты, не будучи правым. При таком понимании демагогия находится между логикой и ложью. От логики она отличается тем, что используется для отстаивания неправильного суждения, от лжи – тем, что демагог не формулирует это суждение, а лишь подводит к нему слушателя, поручая тому самому обманывать себя.

Разумеется, приведенное определение – не единственно возможное понимание демагогии, но это та ее форма, которая, вероятно, наиболее интересна читателям «Науки и жизни». Из этого определения следует и классификация методов демагогии – по степени их близости к логике и по постепенному переходу ко лжи. Заметим, кстати, что ложь заслуживает не только осуждения, но и анализа или хотя бы классификации.

Ниже приводятся четыре основных типа демагогии. В каждом из них произведено дальнейшее разбиение. Большинство примеров, приведенных для иллюстрации, не выдуманы.

1. Демагогия без нарушения логики

1а. Пропуск факта, подозревать о котором слушатель не может, но который меняет кажущийся очевидным вывод. Пример: «Н. открыл три кометы. Является ли он крупным ученым?» «Моя теща открыла пять комет». Пропущено: «моя теща – ученый с мировым именем».

1б. Пропуск фактов, который виден и заполняется слушателями «по очевидности», что приводит к неверному заключению. Пример: на заседании кафедры обсуждается вопрос об ошибке в лекции доцента Н. Выясняется, что ошибки не было. Решено повысить уровень преподавания. В отчете о заседании приводятся только первая и третья фразы.

1в. Пропуск фактов, меняющий вывод; об этом пропуске слушатель может догадаться, только если он не доверяет докладчику. Пример: «Теорему, которую доказал Н., я тоже доказал». Пропущено: «я доказал ее позже».

1г. Создание недоверия у слушателей к какому-либо факту посредством соответствующих словесных оборотов. Вот пример такого нагнетания недоверия «по степеням»: «Произошло событие А», «Мне сообщили, что произошло событие А»; «Мне пытались внушить, что произошло событие А»: «Мне назойливо внушали, что якобы произошло событие А. Впрочем, было известно, что проверить это утверждение я не могу».Продолжение - под катомCollapse )

Начало темы: Немного конспирологии - http://steissd.livejournal.com/51720.html
Продолжение темы 1: Карел Чапек - http://community.livejournal.com/ru_politics/3740331.html
Продолжение темы 2: Эрик Берн и Поварнин - http://red-ptero.livejournal.com/85510.html


Дологические дисциплины: риторика, эристика, диалектика

Оригинал взят у mp_gratchev в Дологические дисциплины: риторика, эристика, диалектика

Диалектика как дологическая дисциплина


автор: М.П. Грачев
http://dia-logic.livejournal.com/169126.html

 
Диалектика - искусство и техника рассуждать. В доаристотелевской античности уже разрабатываются правила и принципы совместного рассуждения, аргументации применительно к различным практическим диалогам. Но дисциплины "логика" ещё нет.

Софистика как античная техника аргументации в диалоге. Диалог - и цель, и средство античного исследования основ и техники элементарной диалектической логики. Форма мысли "вопрос" у софистов является ключевым орудием диалога. Филигранно отточенный вопрос доводится ими до предельного совершенства. Ключевыми фигурами диалога становятся вопрошающий и отвечающий. Субъекты совместного рассуждения - это структурные элементы логической формы диалог. Аристотель же, опираясь на диалог, в своих логических исследованиях не фиксирует диалог как логическую форму. Из силлогизма диалог изгоняется.

Диалогическая природа противоречия. В исходной позиции противоречие - это речевой акт (противо-речие), предполагающий совместную коммуникативную деятельность собеседников (логических солиптистов). Высказывание одного актора (субъекта рассуждений и речи) противостоит чужому высказыванию. Друг другу противостоят две самостоятельные логические системы. Софисты с помощью техники наводящих вопросов пытаются внедрить вирус противоречия внешней логической системы во внутреннюю систему отвечающего и понуждают его согласиться с чужой речью как своей собственной.

Ценностный статус диалога как логической формы. Сократ стремится закрепить "ценностный статус диалога" в форме устной речи, содержанием которой является подвижная, меняющаяся диалектическая мысль, в общий поток которой погружаются собеседники. В письменной форме мысль стреноживается. Она становится сказанной мыслью, лишенной подвижности. Уже в литературном жанре диалога мысль морозится, а в монологической форме силлогизма от творческих потенций движения мысли и вовсе ничего не остается. Живой диалог как логическая форма связывает не только мысли в форме вопросов, утверждений, отрицаний, оценок и императивов, но и связывает сотрудничающие субъекты рассуждений, хотя бы и стоящих на различных целевых позициях.

Два контекста диалектики у Платона. Первый контекст диалектики у Платона логический: искусство рассуждения в форме вопросов и ответов. Это аспект элементарной диалектической логики. Второй контекст диалектики у Платона - это гносеология и онтология. Первый контекст ещё как-то наполнялся у средневековых схоластов. Эстафету подхватили современные исследователи аргументативной риторики, неформальной логики, прагма-диалектики и формальной диалектики.

Второй контекст у Платона наследовал Аристотель в своей метафизике. Снова был возрожден у Гегеля в спекулятивной логике, ядром которой был диалектический метод. Последний подхвачен марксистами и назван "диалектической логикой". Путаницу вносило повсеместное противопоставление диаматовской диалектической логики действительной логической дисциплине - формальной логике. Хотя первая была не более чем философской метафорой, за которой стояла никакая не логика, а диалектическая гносеология и онтология.

Солипсизм как дологическая предпосылка рассуждения. Как и всякое мировоззрение солипсизм несет в себе по меньшей мере три составляющие: - онтологическую ("статусом существования обладает только мыслящий субъект, а все не совпадающие с ним объекты существуют только в его сознании" );
- гносеологическую (подлинными объектами восприятия, по Беркли, являются идеи воспринимающего); и
- логическую (вопрос об истинности мыслей и высказываний солипсиста).
Кроме того, речь может идти о практическом солипсизме, этическом и аксиологическом. Последние три формируют условия возможности рассуждения на его дологической ступени.

Что бы ни думал о себе солипсист, в эмпирической действительности ему приходится вступать во взаимодействие с другими членами коммуникативного сообщества. Преследуя свои интересы, солипсист не считается с интересами контрагентов. На этой почве возникает спор - предмет тщательного исследования софистов.
Спорщики - обычные индивиды, только загнанные волей обстоятельств в прокрустово ложе традиционной логики (логики естественного мышления). Уже софисты вырабатывают способы защиты и опровержения тезиса и антитезиса (позиций двух солипсистов). Но для софистов это всего лишь игра (берутся доказать и утверждение, и его отрицание). Что по характеристике Аристотеля является "мнимой мудростью" (См. Аристотель. Метафизика//Сочинения в четырех томах. Том 1. - М.: Мысль. - С. 123).

Если ввести критерий различения солипсиста и не солипсиста, то первый ориентирован на дефляционную истинность своих высказываний (всегда его высказывания истинны по умолчанию, поскольку истинны относительно себя самого), второй ориентирован на корреспондентную истинность (соответствие своих высказываний фактическому положению дел независимо от феноменов собственного мышления).

Позиции солипсизма закрепились в аристотелевской логике. Аристотелевская логика толкает индивида в объятья солипсизма, так как в случае возникновения противоречия с собеседником неискушенный индивид инстинктивно выбирает собственную правоту. Как возможен солипсизм в традиционной логике?

Дело в том, что аристотелевская логика отвлекается от субъекта рассуждений. А в эмпирической действительности они присутствуют со всей очевидностью. В этом состоит собственное противоречие аристотелевской модели естественного мышления. Противоречие снимается в элементарной диалектической логике как раз введением в структуру логики субъекта рассуждений как иррациональный компонент рациональной системы.

Строго говоря, в аристотелевской логике не может быть тезисов и антитезисов, а только аксиомы. Аксиомы, как известно, это истинные положения по умолчанию. Поэтому эмпирическому субъекту рассуждений в рамках аристотелевской логики не остается другого выхода, кроме как 'ложность' приписывать оппоненту, а 'истинность' себе любимому.

Солипсизм - вещь практическая. Когда вы вступаете в спор, то занимаете солиптическую позицию. А если это так, то свой вывод о солипсисте должны отнести и к себе. Со стороны, вы оцениваете заключения солипсиста "надуманными". Но свои-то заключения не хотите оценивать как надуманные? Начинаете искать выход из создавшейся ситуации. Приходите к мысли, что у собеседника наравне с вашей может быть своя правота. То есть, вступая в спор, следует очистить свое сознание от мысли, что собеседник заведомо заблуждается. Дать ему шанс доказать свою правоту. А себе - шанс логически опровергнуть собственный солипсизм.

Восточная диалектика. Упанишады. Упанишады - сидение у ног учителя. Центральный вопрос в Упанишадах природа человеческого "я" и её отношение с "космической целостностью бытия". Исследование вопроса ведется индийцами диалектическим методом, аналогичным сократовскому вопрошанию. Наблюдение над человеческой личностью служит отправной точкой всех последующих построений диалогического рассуждения. С самого начала находим в Упанишадах описания диспутов, происходивших при дворах царей, в центрах тогдашних городских цивилизаций. Эти диспуты сыграли немалую роль как в процессе становления философии, так и логики. Открытые публичные диспуты и философские дискуссии были широко распространенным явлением в общественной жизни Индии.

Читать дальшеCollapse )
Источник: http://dia-logic.livejournal.com/169126.html   


А.Шопенгауэр "Эристика или искусство побеждать в спорах"

Оригинал взят у marazm_p в А.Шопенгауэр "Эристика или искусство побеждать в спорах"
Упоминание об этом произведении я встретил в книге С.Поварнина с практически идентичным названием - "Искусство спора". Но, хотя в ней он назвал труд Шопенгауэра "несвязанным набором идей по логике и диалектике", у меня, по мере прочтения великого немца, складывалось впечатление, что советский профессор позаимствовал у философа практически все его идеи. Только с одним отличием - книга Шопенгауэра о том, как побеждать в споре, независимо от того, верна твоя мысль/утверждение/идея или нет, а Сергей Иннокентьевич это всё осуждает и описывает, как избежать уловок недобросовестного спорщика-софиста. Однако, что нельзя не отметить, у профессора книга написана более доходчиво, внятно и понятно простому читателю, не перегружена терминологией и латынью(что, впрочем, не удивительно - она выпущена в 1922 году для пролетарской молодёжи). 
А уловок этих великое множество: замена тезиса, расширение области спора, раздражение противника, постановка массы ненужных вопросов, большие перерывы между ключевыми вопосами, самовольные выводы общего из частного без согласия на то оппонента, свободное варьирование терминами ("духовенство" - "попы") и понятиями, использование двойных значений слов и терминов, перескакивани на иной предмет спора, применение ложных аргументов (которые невозможно быстро проверить) и в присутствии несведующих слушателей, неоправданно ссылаться на авторитеты и общественное мнение в неизвестной оппоненту области и т.д. и т.п.
В книге достаточно интересен абзац о процессе формирования общественного мнения и утверждение, что умение спорить, диалектика - это дар, талант, присущий единицам. Он имеет мало общего  логикой, т.к. это два разных понятия.
Главная мысль Шопенгауэра: самая большая трудность в споре - это умение устанавливать, определять и распределять аргументы, а вывод уже сложится сам-собой.



Цитаты:Collapse )


Интернет проект на энтузиазме. Часть 2: Реалии

Оригинал взят у 8cinq в Интернет проект на энтузиазме. Часть 2: Реалии
Первая часть находится здесь. Там я писал про процесс разработки, главным образом про людей. Эта статья будет посвящена реалиям работы сайта в сети, конкретным цифрам дохода и расхода, упоминаний сайта и посещаемости.


Старт

Итак, проект Холиварс.ру запущен. Запущен удачно, он что называется выстрелил. Это когда вести о проекте сами собой разносятся людьми, которых он впечатлил. После публикации обзоров только на хабре и ещё одном ресурсе, без вложения денег в рекламу - более тысячи упоминаний в блогосфере, десяток упоминаний на новостных сайтах, даже сюжеты по ТВ, отчего у нас волосы выпучились и глаза встали дыбом - по Эксперт-ТВ и в программе Телепорт на МТВ.

Под катомCollapse )


Интернет проект на энтузиазме. Часть 1: Люди

Оригинал взят у 8cinq в Интернет проект на энтузиазме. Часть 1: Люди
Хочется подвести итоги запуска своего первого крупного проекта, холиварс.ру, Поделиться опытом разработки на голом энтузиазме, с теми, кто тоже подумывает о своем проекте. Первая часть рассказа будет посвящена началу разработки, проблемам взаимоотношений людей и некоторых других важных аспектах. Вторую часть посвящу реалиям работы проекта, конкретным суммам дохода и расхода, его перспективам (не очень большим). Возможно кого-то этот рассказ подтолкнет к реализации своей давней идеи, кому-то будет просто интересно почитать, буду рад если это будет иметь хоть какую-то пользу.


Начало

У одного человека есть идея, не сказать, чтобы оригинальная, но имеющая новаторское виденье старой проблемы. Ещё он может верстать и делать дизайн. У другого человека есть навыки программирования, есть свободное время и вообще скучновато на постоянке. У другого есть навыки организиторской работы, есть желание принять участие с надеждой на будущие доходы. Есть ещё крутой иллюстратор, у которого тоже есть свободное время.

Все они не знают друг друга, но собравшись на одном сайте, в посте "Давайте замутим что-нибудь" собираются и делают проект. Вот так, даже не планируя когда я возьмусь за реализацию старой идеи, за которую бы наверное и не взялся, началась работа и родился сайт.

Все так просто, о чем казалось бы ещё писать. Но вот, в том же посте по поиску соучастников, собралась и вторая команда для разработки другого проекта, но они так и не дошли до финала, как мы. Почему? Это я понял по своему опыту, ведь мы тоже были близки к провалу. Этим опытом я и хочу поделиться.

Под катомCollapse )


Искусство спора.

Оригинал взят у willy_bullet в Искусство спора.
Сегодня закончил читать книгу И.С. Поварнин - Искусство спора. О теории и практике спора. Очень интересная книга, полезная. Помогает научиться читать "между строк", мыслить объективно и логично. Автором представлено большое количество различных техник и уловок. Некоторые позволительно использовать при споре, другие же запрещены. С первого прочтения не всё сразу уяснил и запомнил. Поэтому, время от времени, буду перелистывать книгу.

В последней главе представленны главные правила при споре:

1. Спорить только о том, что хорошо знаешь. Помнить, словом, наставление щедринского ерша "карасю - идеалисту: "чтобы споры вести и мнения отстаивать, надо, по меньшей мере, с обстоятельствами дела наперёд познамиться";

2. Не спорить без нужды с мошенником слова или с "хамоватым" в споре, а если надо спорить, то быть всё время "начеку";

3. Научиться "охватывать" спор, а не брести от довода к доводу;

4. Всячески сохранять спокойствие и самообладание в споре - правило, особенно рекомендуемое;

5. Тщательно и отчётливо выяснять тезис и все главные доводы - свои и противника;

6. Отводить все доводы, не относящиеся к делу.

Последние слова книги - где можно, там лучше не пачкаться в грязи. Замечательное высказывание!


В дальнейшем, почитаю Ди Снайдер - Курс выживания для подростков. Надеюсь, интересное произведение.


Кто сильнее: кит или слон?

Возможно, у кого-то возникнет вопрос: «А почему именно кит и слон?» Сейчас можно только гадать, благодаря кому или каким событиям такое сопоставление получило крылья, однако, некоторые версии заслуживают внимания. Читатель сможет найти их в открытых источниках.
 
Наверняка многие вспомнят легендарный мультфильм «Великая битва слона с китом»:

Не прошёл мимо этой аллегории и автор следующей статьи:

Каждый посетитель Третьяковки рано или поздно добирается до картины Василия Перова "Никита Пустосвят. Спор о вере". И по тому, как молодые посетители реагируют на это полотно, можно с некоторой долей вероятности определить, какие форумы они посещают и сколько времени на это тратят. Более удачной иллюстрации к феномену "священных войн" придумать сложно. У каждой цивилизации своя культура диспута. У западной цивилизации она была выработана как раздел риторики. В восточной культуре можно найти, скажем, тибетские монашеские диспуты, до сих пор проходящие в некоторых монастырях. А вот диспуты как ненаучное явление держатся на том, что даже самого бесстрастного человека можно зацепить какой-то темой так, что он начнет спорить до посинения. Быть может, вам совершенно наплевать, что лучше - Adobe Illustrator или CorelDRAW. А как насчет чайлд-фри против многодетных? Разрешать или не разрешать ношение оружия? Такие войны могут длиться годами. Чтобы вы смогли оценить масштабы бедствия: на одном из популярных айтишных форумов холивар Windows vs. Linux идет уже девятый год. Текущая ветка форума по этой теме - четырнадцатая. Количество сообщений в каждой ветке измеряется тысячами.


На серьезных форумах подобные споры обычно просят переносить в раздел "Флейм" или запрещают вовсе. Вместе с тем в Рунете есть несколько специализированных сайтов, предназначенных именно для выяснения, кто сильнее - кит или слон. Наше внимание привлек появившийся в апреле этого года holywars.ru.

Александр Прокудин
Полная версия цитированной статьи: «Итоги», №27 / 681 (29.06.09).

А всё же, имеет ли спор смысл? И если да, то кто победит?